звёздный
XIX—XXI
Брагина А.А. Космический — звездный // Русская речь. 1973. № 2 , c. 79-81
"Определение звездный (первое значение — относительное: звездный свет, звездное скопление <...> С выходом человека в кос­мос — звездный мир — возникают экспрессивные сочетания: звезд­ные братья, звездная эскадрилья и т.п. Во всех этих сочетаниях прилагательное звездный уже имеет значение, близкое к перво­начальному относительному, но заметно меняются, варьируются ассоциативные связи — это мир космоса, мир звезд, счастливых звезд: «...родилась под счастливой звездой» («Летящие среди звезд». М.,1963). Переход от прямого отношения к опосредствован­ному позволяет в слове звездный выдвинуться качественному, оценочному значению — звездный час, звездный миг’".  с. 81
активизация переносное значение
зюзя
XIX—XXI
Мокиенко В.М. Как зюзя // Русская речь. 1973. № 5 , c. 121-125
"Образ, лежащий в основе устойчивого сравнения пьян как зюзя, не столь прозрачен, как в выра­жении пьет как сапожник. Вопрос о его происхождении, тем не менее, уже возникал у собирателей поговорок. Первым на этот вопрос попытался ответить М. И. Ми­хельсон, автор известного труда о происхождении рус­ской фразеологии. Выражение как зюзя объясняется им так: «Пьян как зюзя (иноск.) — совершенно, как губка пропитанная (в грязи)» (Русская мысль и речь. Свое и чужое. Опыт русской фразеологии). [...] М. И. Михельсон, прекрасный знаток многих языков, выбрал, однако, именно губку для толкования выраже­ний пьян как зюзя, промок как зюзя не случайно. Ве­роятно, это объяснение было невольно подсказано ему французским выражением boire comme une éponge. Последнее дословно переводится именно 'пить как губка', то есть до полного опьянения, как зюзя. Гипотеза М. И. Михельсона, таким образом, это скорее перевод русского выражения на французскую «образную систе­му», а не объективная его этимология. [...] Более «славянское» объяснение этого выраже­ния пытался дать М. Романов в своем «Словаре свое­образных слов в народном говоре Усьянско-Дмитриевской волости Северо-Двинской губернии» (1928), руко­пись которого хранится в Институте русского языка АН СССР (Ленинград). «У русин древний бог пьянства превратился в христианского святого Зосиму, — пишет диалектолог. — Возможно, что имя Зосимы было близко к одному из имен этого бога (он имел их несколько: Бубилос, Рагута и др.)."  с. 121-123
диалектизм / регионализм
"Разгадка оказывается, как часто бывает в истории фразеологии, гораздо проще остроумных этимологических гипотез и анекдотов. На родине Пушкина, в Псковской области, давно известны слова зюзя, зюся, зюха, зюська, зюжка, зюшка, зюра, зюрька и под. [...] Итак, зюзя — это 'свинья'. Псковские диалектизмы зюзя, зюся, зюха — логическая связующая нить между всеми значениями, рассмотренными выше. Пьяного, неряшливого и извалявшегося в грязи человека многие на­роды сравнивают именно со свиньей. Слово зюзя стало и более общей отрицательной характеристикой человека, получив в отдельных говорах более конкретные контек­стуальные уточнения отрицательной семантики — 'рази­ня, зевака', 'нерасторопный человек', 'простофиля' и под."  с. 122-123
в качестве производящего диалектизм / регионализм
"Таким образом, и семантические и фонетические фак­ты решают вопрос о происхождении выражений пьян как зюзя, напился зюзя-зюзей в пользу диалектизмов зюся, зюзя 'свинья', широко известных на родине Пушкина, который одним из первых употребил это народное выра­жение в литературе."  с. 125
диалектизм / регионализм
пьян как зюзя
Мокиенко В.М. Как зюзя // Русская речь. 1973. № 5 , c. 121-125
"Выражение пьян как зюзя означает, что человек достиг последней степени опьянения".  с. 121
знамя
XIX—XXI
Селищев А.М. Язык революционной эпохи. Из наблюдений над русским языком последних лет (1917-1926). М., 1928
военное дело
"В языке революционных и советских деятелей очень много терминов в о е н н о г о происхождения. Эти термины обусловлены самым характером программной деятельности революционеров: борьба за освобождение трудящихся от эксплоататоров, от гнета правительственного режима. «Борьба», «беспощадная борьба», «решительный бой», «армия», «авангард», «линии», «ряды», «смотр», «знамя» («красное») и др. испещряют речь революционных деятелей 1905 и последующих годов"  с. 85
активизация
заводчане
XIX—XXI
Левашов Е.А. Заводчане // Русская речь. 1973. № 4 , c. 122-125
"Слово это живет в русском языке более ста лет [с XIX в.]. Оно родилось и многие десятилетия жило на Урале, обозначая горнопромышленных рабочих и приписанных к заводам крестьян. В литературном языке второй половины XIX ве­ка слово заводчане употреблялось только в произведениях, связанных с бытом уральских рабочих <...> У того же Решетникова в рассказе «Кумушка Мирониха» находим: «Часто она хлопотала у советников за своих заводчан, которые служили в городских присутственных местах». Здесь заводчане — жители заводского поселка".  с. 122-123
появление в языке
"Новый период [середина XX в.] в жизни слова заводчане отмечен двумя особенностями: 1) из слова выветрилось значение 'жи­тель заводского поселка'; 2) из местного превратилось в общелитературное, хотя «широкого распространения оно не получило» («Русский язык и советское общество. Сло­вообразование современного русского литературного язы­ка». М., 1968, стр. 267)".  с. 124
семантическая эволюция стилистическая эволюция
здравствовать
да здравствует
XIX—XXI
Селищев А.М. Язык революционной эпохи. Из наблюдений над русским языком последних лет (1917-1926). М., 1928
«Речь не деловая, а по каким-нибудь особым случаям, обычно заканчивается формулой «да здравствует...» Эмоциональность этой формулы совсем утрачена. Эти слова произносятся спокойно, скороговоркой, в полуоборот к слушателям или даже на ходу к двери.»  с. 203
стилистическая эволюция