похаб
XI—XIV
Бобрик М.А. К истории понятия юродства: похабъ и похабный на грани церковнославянского и русского // Die Welt der Slaven. 2015. LX , c. 319-345
церковь

"Появление слова похабъ в древнерусской письменности связано с двумя переводами с греческого – «Историей иудейской войны» Иосифа Флавия (XII в.) и «Житием Андрея Цареградского» (не позднее середины XII в.). Прослеживая контексты слова похабъ в древнерусской письменности, можно заметить три особенности: 1) как и греческие обозначения юродивого, похабъ первоначально означало вообще безумца; 2) кроме самого раннего этапа, это слово связано исключительно с «юродскими» текстами; 3) слово похабъ сохраняется в определённой традиции «юродской» агиографии и благодаря ей."

 с. 329
появление в языке семантическая эволюция
похабъ
XV—XVII
Бобрик М.А. К истории понятия юродства: похабъ и похабный на грани церковнославянского и русского // Die Welt der Slaven. 2015. LX , c. 319-345

"к рубежу XVII–XVIII вв., когда было создано краткое житие Василия Нагого, произошло как бы взаимное наложение двух словообразовательных и смысловых рядов: с одной стороны, цсл. похабъ – похабный – похабьство и, с другой стороны, рус. похабный – похабник – похабство и др. В первоначальном значении ‘безумец’ слово похабъ перестало употребляться, а в переносном значении ‘притворный безумец, юродивый’ стало ассоциироваться с бесстыдством и срамословием, возможно, воспринималось как книжный вариант слова похабник"

 с. 341
семантическая эволюция стилистическая эволюция

"Одновременно с процессом изменения (расширения) значения происходило вытеснение слова похабъ на периферию терминологии юродства"

 с. 342
вытеснение уход из языка
похабный
XV—XVII
Бобрик М.А. К истории понятия юродства: похабъ и похабный на грани церковнославянского и русского // Die Welt der Slaven. 2015. LX , c. 319-345
церковь

В проложном житии Василия Великого, созданного на рубеже XVII-XVIII вв., "в контексте поведения юродивого значения цсл. похабный ‘присущий безумцу, безумный’ и рус. похабный ‘непристойный, сквернословный’ теперь не только пересекаются, но совпадают. Похабная и похабьство становятся синонимами понятию юродственное"

 с. 341
семантическая эволюция стилистическая эволюция
набить
набитый дурак
Журавлев А.Ф. Набитый дурак (к происхождению идиомы) // Русский язык в научном освещении. 2022. № 1 (43) , c. 206-216

"удовлетворительное её [идиомы] истолкование возможно с привлечением диалектных паремий вроде воронеж. У людей дураки в натруску, а наш в набивку"

 с. 206
диалектизм / регионализм этимология

"сопоставление данных значений с тем, что сказано выше об идее «набитости» как полноты и реализованности потенций, т. е. как особенности во множестве житейских и хозяйственных ситуаций принципиально одобряемой и даже желательной, подталкивает к мысли о начальной о к с ю м о р о н н о с т и заголовочного словосочетания: если дураком называют просто глупца и пустышку, то набитый дурак, независимо от того, сам ли он «набит» или же «им» («ими») наполнено некое пространство, — это, по-видимому, глупец и пустышка особенный, выдающийся, полновесный, лучший, по своим совершенным качествам достойный восхищения"

 с. 213
этимология
набитый дурак
Журавлев А.Ф. Набитый дурак (к происхождению идиомы) // Русский язык в научном освещении. 2022. № 1 (43) , c. 206-216

"удовлетворительное её [идиомы] истолкование возможно с привлечением диалектных паремий вроде воронеж. У людей дураки в натруску, а наш в набивку"

 с. 206
диалектизм / регионализм этимология

"сопоставление данных значений с тем, что сказано выше об идее «набитости» как полноты и реализованности потенций, т. е. как особенности во множестве житейских и хозяйственных ситуаций принципиально одобряемой и даже желательной, подталкивает к мысли о начальной о к с ю м о р о н н о с т и заголовочного словосочетания: если дураком называют просто глупца и пустышку, то набитый дурак, независимо от того, сам ли он «набит» или же «им» («ими») наполнено некое пространство, — это, по-видимому, глупец и пустышка особенный, выдающийся, полновесный, лучший, по своим совершенным качествам достойный восхищения"

 с. 213
этимология
провинциальный
XVIII
Поповцева Т.Н. Провинция — периферия // Русская речь. 1973. № 5 , c. 69-72

"В тесной связи со словом провинция, с его историей, смысло­вой и стилистической эволюцией находится образованное от него прилагательное провинциальный", относящееся к административно-территориальной единице и имеющее поначалу только терминологический характер.

 с. 70-71
XIX—XXI
Поповцева Т.Н. Провинция — периферия // Русская речь. 1973. № 5 , c. 69-72

В XIX веке употребляется относительно к отсталому, мещанскому укладу жизни и отдаленным от столицы территориям страны: "Экспрессивно-оценочное содержание существительного провин­ция передается и прилагательному провинциальный. Оно вступает в синонимические отношения с глухой, захолустный или отсталый, косный, а также простодушный, наивный и подобными. В провин­циальный развилось качественное значение - ‘такой, как в провин­ции, свойственный провинции и провинциалам’".

 с. 71
семантическая эволюция смена сферы употребления