похаб
XI—XIV
Бобрик М.А. К истории понятия юродства: похабъ и похабный на грани церковнославянского и русского // Die Welt der Slaven. 2015. LX , c. 319-345
церковь

"Появление слова похабъ в древнерусской письменности связано с двумя переводами с греческого – «Историей иудейской войны» Иосифа Флавия (XII в.) и «Житием Андрея Цареградского» (не позднее середины XII в.). Прослеживая контексты слова похабъ в древнерусской письменности, можно заметить три особенности: 1) как и греческие обозначения юродивого, похабъ первоначально означало вообще безумца; 2) кроме самого раннего этапа, это слово связано исключительно с «юродскими» текстами; 3) слово похабъ сохраняется в определённой традиции «юродской» агиографии и благодаря ей."

 с. 329
появление в языке семантическая эволюция
похабъ
XV—XVII
Бобрик М.А. К истории понятия юродства: похабъ и похабный на грани церковнославянского и русского // Die Welt der Slaven. 2015. LX , c. 319-345

"к рубежу XVII–XVIII вв., когда было создано краткое житие Василия Нагого, произошло как бы взаимное наложение двух словообразовательных и смысловых рядов: с одной стороны, цсл. похабъ – похабный – похабьство и, с другой стороны, рус. похабный – похабник – похабство и др. В первоначальном значении ‘безумец’ слово похабъ перестало употребляться, а в переносном значении ‘притворный безумец, юродивый’ стало ассоциироваться с бесстыдством и срамословием, возможно, воспринималось как книжный вариант слова похабник"

 с. 341
семантическая эволюция стилистическая эволюция

"Одновременно с процессом изменения (расширения) значения происходило вытеснение слова похабъ на периферию терминологии юродства"

 с. 342
вытеснение уход из языка
похабный
XV—XVII
Бобрик М.А. К истории понятия юродства: похабъ и похабный на грани церковнославянского и русского // Die Welt der Slaven. 2015. LX , c. 319-345
церковь

В проложном житии Василия Великого, созданного на рубеже XVII-XVIII вв., "в контексте поведения юродивого значения цсл. похабный ‘присущий безумцу, безумный’ и рус. похабный ‘непристойный, сквернословный’ теперь не только пересекаются, но совпадают. Похабная и похабьство становятся синонимами понятию юродственное"

 с. 341
семантическая эволюция стилистическая эволюция
баутка
Мельничук А.С. Об одном из важных видов этимологических исследований // Этимология. 1967: Материалы международного симпозиума «Проблемы славянских этимологических исследований в связи с общей проблематикой современной этимологии» 24-31 января 1967 г. Отв. ред. О.Н. Трубачев. М.: Наука, 1969 , c. 57-67

От индоевропейского *bhā- ; русск. диал. 'поговорка’ "< *баву́тка, с конечной частью, вызванной влиянием слова шутка)"

 с. 62
диалектизм / регионализм этимология
барте́
‘пожалуйста, прошу тебя’
Мельничук А.С. Об одном из важных видов этимологических исследований // Этимология. 1967: Материалы международного симпозиума «Проблемы славянских этимологических исследований в связи с общей проблематикой современной этимологии» 24-31 января 1967 г. Отв. ред. О.Н. Трубачев. М.: Наука, 1969 , c. 57-67

аллегроформа "прежнего *барю тебя или *барю тя"

 с. 61
диалектизм / регионализм этимология
балагур
Грот Я.К. О слове шпильман в старинных русских памятниках // Русский филологический вестник, 1879, т. 1 , c. 35-38

"восточ­ное или западное? ср. точить балы"

 с. 36
этимология
Мельничук А.С. Об одном из важных видов этимологических исследований // Этимология. 1967: Материалы международного симпозиума «Проблемы славянских этимологических исследований в связи с общей проблематикой современной этимологии» 24-31 января 1967 г. Отв. ред. О.Н. Трубачев. М.: Наука, 1969 , c. 57-67

от реконструируемого глагола *гурити 'говорить’

 с. 60
этимология
XV—XVII
Смолина К.П. Балагур // Русская речь. 1967. № 3 , c. 65-69

"Впервые оно встречается в письменности, в памятниках XV в. не как нарицательное существительное, а как наименование лица, прозвище — как имя собственное"; "Существительное балагур в своих первых письменных примерах и выступает как прозвище, которое, вероятно, давалось людям за определенное свойство: умение весело болтать, шутить"

 с. 67
появление в языке
XVIII
Смолина К.П. Балагур // Русская речь. 1967. № 3 , c. 65-69

"Первым словарем, фиксирующим слова балагур и балагурство, был «Русско-Латинско-Немецкий Лексикон» Э. Вейсмана (1731): «Балагур см. шалбер. Балагурство см. шалберство» (слово шалбер употреблялось в XVIII в. в значении 'пустомеля, пустозвон'). Существительное балагур и его производные балагурить, балагурный, балагурство отмечает и другой значительный словарь XVIII в. — «Российский целлариус» Ф. Гелтергофа (1771), где балагур переводится на немецкий язык словом em Possenmacher (буквально — 'делающий шутки': der Possen 'шутка', machen 'делать'), балагурка — eine Possenmacherin, балагурить — possenmachen, балагурный — scherzhaft. «Словарь российский с немецким и французским переводами» И. Нордстета (1780) помещает также все эти слова с пометой vulg. («вульгарное»).
В XVIII в. рассматриваемые слова имели «простонародный» характер — это отмечают все словари XVIII и XIX в., в том числе и известный «Толковый словарь живого великорусского языка» В.И. Даля."

 с. 67-68
XIX—XXI
Смолина К.П. Балагур // Русская речь. 1967. № 3 , c. 65-69

"Постепенно в литературном языке XIX в. слова балагур, балагурить и их производные теряют свою экспрессивную, стилистическую сниженность, правда, в словарях литературного языка до конца XIX в. они еще выступают с ограничительной пометой «простонародное», и только в «Словаре русского языка» под редакцией академика Я.К. Грота (1896) они приводятся без такой стилистической квалификации."; "В литературном языке XIX в. слово балагур приобретает разговорный характер."

 с. 68-69